10 мая 1774 года, после смерти Людовика XV, Мария Антуанетта стала королевой. Ей тогда было 19 лет.

Тетушки ее мужа подхватили оспу у смертного одра короля. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы молодой король тоже заразился. Было решено его удалить и изолировать. В пятницу, 20 июня, королевская чета отправляется в Марли, где планировали остаться до первых числе августа.
В этот период некоторые из жен аристократов будут официально представлены новой королеве. Одна из этих встреч, самая определяющая для будущей государыни и зарождения Высокой моды, прошла незаметно.
Это была встреча с Розой Бертен.

Мария Антуанетта жалела, что будучи дофиной не может ничего решать в своей жизни, даже не может выбрать разбирающуюся в моде портниху, и безнадежно обречена носить вышедшие из моды и навязанные ей туалеты.

Но вот этот день настал!

Новоиспеченная королева ввела некоторые изменения во внутренний распорядок своих апартаментов. Она приказала отделить личный кабинет от всех остальных помещений, чтобы можно было одеваться самой, как ей угодно, вдали от назойливых свидетелей.
В этом кабинете, ежедневно почти 15 лет, она и принимала свою модистку.

В 1778 году двор посвятил мадемуазель Бертен в чин министра моды.

11 апреля.
Высокопоставленная дама пришла заказать мадемуазель Бертен несколько чепчиков.

“Дайте мадам, – говорит Мадемуазель Бертен, – чепчиков месячной давности”.

В те времена модели менялись чуть ли не каждый день. Чепчики месячной давности считались уже залежалым товаром.

Дама замечает, что хотела бы более современные.

“Это невозможно, мадам, – отвечает модистка Ее Величества. – Во время последнего совещания с королевой мы решили, что новые модели чепчиков появятся лишь через неделю”

И с этого момента мадемуазель Бертен стали называть не иначе как министром моды. А во “Всеобщем альманахе торговцев, купцов и коммерсантов Франции и Европы” появляется термин “мода”.